Контейнеры «Лепты»: что происходит с собранными вещами?

Контейнеры «Лепты»: что происходит с собранными вещами?

Можно ли сдавать ненужные вещи в контейнеры «Лепты», установленные по Петербургу? Что происходит с собранными через них вещами? Периодически мне задают такие вопросы, но до сих пор я не могла на них ответить, поскольку не знала, как обстоят дела. Теперь знаю. Я побывала на сортировке, выяснила, что происходит с собранными вещами, а заодно посмотрела, во что превращают непригодные для ношения вещи.

Как я уже сказала, у «Лепты» установлены зеленые контейнеры по всему городу — наверняка вы их видели. Один такой стоит недалеко от моего дома. Кроме того, в Петербурге действуют шесть благотворительных магазинов «Лепты», где продаются собранные вещи. Часть выручки фонд направляет на лечение детей с церебральным параличом. К тому же магазины работают и как центры выдачи вещей нуждающимся. Каждый месяц через них получают одежду многодетные семьи, малообеспеченные люди, пенсионеры и люди с ограниченными возможностями. Человек может оформить социальную карту в любом магазине «Лепты» и по ней получать раз в месяц два килограмма одежды.

Вот так, если объяснять коротко, функционирует проект. Но нас интересует то, чего мы не видим. А именно, как происходит сортировка и переработка собранных вещей. Я увидела все своими глазами, рассказываю.

Каждый месяц «Лепта» собирает 200–250 тонн вещей, которые поступают на сортировку в Санкт-Петербурге. Все сортируется на несколько контейнеров: детские вещи, игрушки, книги, мужская и женская одежда и обувь на продажу, одежда и обувь на благотворительность, галантерея (перчатки, сумки и пр.), а также вещи на переработку в обтирочную ветошь. Отдельно собирают пластиковые пакеты на переработку и мусор: грязную одежду, порванные синтетические вещи, прохудившуюся обувь и т.п. — все, что нельзя переработать.

Сортировка одежды «Лепта»

Дмитрий Карлин, технический директор фонда, подчеркнул, что они стараются по максимуму использовать повторно собранные вещи. Если пригодные для ношения вещи, пусть и невысокого качества, можно продать за 10–30 рублей, фонд пытается их продать через свои магазины — это лучше, чем отправлять на свалку. Такой подход позволяет дарить вторую жизнь в среднем 70% собранных вещей. Часть из них реализуется в магазинах «Лепта», часть раздается бесплатно и отправляется в область нуждающимся.

Переработка одежды «Лепта»

Если говорить о мусоре, в него попадает порядка 13% собранных вещей. Как я уже сказала, это синтетические вещи, непригодные для ношения, а также грязные, сырые вещи.

Около 10% вещей — непригодная для ношения одежда из натуральных хлопчатобумажных тканей — отправляется на переработку в обтирочную ветошь, которую закупают промышленные предприятия.

Интересно, что в вопросе переработки «Лепта» отличается от благотворительных проектов вроде «Спасибо!» и «Второе дыхание». Если последние запустили собственную переработку, чтобы что-то делать с непригодными для перепродажи вещами, то у «Лепты» все произошло с точностью до наоборот. Дело в том, что Дмитрий Карлин уже двадцать лет занимается производством обтирочной ветоши из непригодной одежды — предприятия расположены в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Калининграде (в Петербурге самое небольшое производство, хотя объемы все равно внушительные). Идея создать благотворительный магазин возникла, потому что он видел, как много хорошей одежды люди выбрасывают. Поэтому пять лет назад появилась «Лепта».

Сбор одежды контейнеры «Лепта» Петербург

На производстве ветоши мы в очередной раз разговорились, и я поняла, что ветошь — не просто нарезанные хлопковые тряпки. Ее нужно правильно сортировать и готовить, чтобы получить качественный продукт из вторичного сырья. Существует несколько видов ветоши — и разные производства выбирают ту, которая подходит под их конкретные задачи. Если попадется некачественная ткань, та же типография, например, рискует повредить печатный станок.

Однако меня поразили не столько факты о ветоши, сколько ее объемы. Если учесть, что содержимое склада в Петербурге — это лишь 10% вещей, которые сдают люди, становится страшно. Масштабы проблемы ужасают.

Пока мы общались, Дмитрий отметил, что потребительские паттерны меняются — в США и Европе это уже произошло, дойдет и до нас. Там потребители стали чаще ходить за покупками в секонд-хенды, активно берут одежду в аренду. Нам же до сих пор мешает пренебрежительное отношение к б/у вещам — пока оно не изменится, ситуация с текстильными отходами в России вряд ли улучшится.

Итак, подведем итоги:

  1. «Лепта» старается подарить вторую жизнь как можно большему количеству собираемых вещей. Это хорошо.

  2. Фонд не занимается производством регенерированного волокна, а перерабатывает в обтирочную ветошь только непригодную для ношения одежду из натуральных хлопчатобумажных тканей (рваные синтетические носки, колготки, трусы пойдут в мусор — как, впрочем, и везде).

В посте собрала только факты, показала несколько фотографий. Видео того, как происходит сортировка и переработка в ветошь, смотрите в моем инстаграме в сохраненных сторис.


comments powered by HyperComments