О ситуации с IKEA, FSC и сибирским лесом

О ситуации с IKEA, FSC и сибирским лесом

Год назад я делилась результатами расследования Еarthsight о проблеме нелегальной древесины, вырубленной в карпатских лесах Украины, сертифицированной FSC и продаваемой IKEA. Тогда Earthsight сообщал, что FSC отказывается устранять недостатки своей системы, которые приводят к сбоям в Украине и некоторых других странах. В двух словах, аудиторы FSC конкурируют между собой за бизнес с лесозаготовителями, которые им платят, — из-за этого снижается качество проверок. Аудиторы должны быть независимыми наблюдателями, но на практике ведут себя скорее как защитники лесозаготовителей. И вот, спустя год Еarthsight опубликовал расследование о незаконной вырубке лесов в Иркутской области — и в деле опять замешаны FSC и IKEA. Итак, коротко о том, что произошло и что я об этом думаю.

Расследование выявило самую крупную незаконную рубку леса в истории России. Её площадь — порядка 15 000 гектаров (или 21 000 футбольных полей). В центре скандала — иркутский политик и предприниматель Евгений Бакуров, один из самых богатых депутатов в России. По данным Еarthsight, его компании в течение многих лет вырубали больше древесины, чем предусматривалось договорами аренды и вели заготовку в защитных лесах под предлогом санитарной рубки. Согласно проведённым оценкам, за последние 10 лет компании Бакурова вырубили 2,16 млн кубометров древесины — в 3 раза больше, чем было разрешено по сомнительным допсоглашениям. Стоимость исчезнувшего леса эксперты оценивают в 18,5 млрд рублей.

Но это ещё не всё. Меня как блогера, выступающего за экосертификацию, особенно возмущает то, что вырубленный с нарушениями сибирский лес получал маркировку Лесного попечительского совета @fscrussia и продавался фабрикам IKEA @ikearus, где его превращали в детскую мебель.

Как получилось, что у компаний Бакурова есть FSC, который требуют компании вроде IKEA, следящие за экологичностью своего сырья? Вопрос стоит задать компании «Лесная сертификация» — она в России официально предоставляет услуги сертификации по стандартам FSC и PEFC. Как показало расследование в Украине, а теперь и в России — доверяй, но проверяй. IKEA очевидно зря полагается на аудиторов FSC, которые должны подтверждать законность источников происхождения древесины. Компания выпустила заявление, в котором сообщила, что усиливает меры контроля за поставщиками и полностью прекращает закупку древесины, полученной в результате санитарных рубок на Дальнем Востоке и в Сибири. Впрочем, я это уже слышала после истории в Украине. Возможно, там и усилили, но рвануло в другом месте.

Что же касается FSC, международный аудитор в ответ на запрос Earthsight заявил, что «не несёт прямой ответственности за несоблюдение требований третьими сторонами» (=сертифицирующими компаниями на местах) — типа они «иногда игнорируют или пропускают несоблюдение требований». Серьёзно, FSC?! Не несёте?! По-моему, вы несёте чушь и своими отписками и бездействием дискредитируете всю экосертификацию в принципе, подрывая доверие ко всем экомаркировкам.

При этом 14 июля 2021 FSC International выпустил Указание 40-004-21, которое вступает в силу с 14 августа 2021 года и вводит временный запрет на продажу древесины от санитарных рубок, проводимых в Иркутской области, а также продукции из нее с заявлением «FSC-сертифицированный» и «FSC-контролируемая древесина». Хочется верить, что это первый шаг к изменениям, а не попытка наклеить пластырь на смертельный порез в надежде, что через какое-то время всё успокоится (ага, до следующего расследования).

Что бы я сделала на месте всех участников этой отвратительной истории и других заинтересованных лиц:

Бизнесмена и всех руководителей его компаний, конечно, надо сажать за уничтожение сибирских лесов и огромный ущерб. Без вариантов. Аудиторов FSC, которые в этом всё участвовали, также следует привлечь к ответственности.

У IKEA как крупнейшего в мире покупателя древесины есть рычаги давления на FSC для его внешнего аудита и реформирования — ещё год назад я говорила, что их следует использовать. Теперь я как потребитель и экоблогер на этом настаиваю. В конце концов, IKEA гордится тем, что использует FSC-древесину из возобновляемых лесов — это один из фактов, который постоянно фигурирует в их отчётах по устойчивости. Но как гордиться, когда уже второй год подряд мы становимся свидетелями подобных скандалов? Когда карпатские леса уничтожаются, а на месте сибирских лесов появляются безмолвные пустоши? Сколько ещё леса должны незаконно вырубить и превратить в табуретки, чтобы IKEA сказала: «Хватит!» и заставила сертифицирующий орган играть по правилам? Если компания выступает за устойчивое развитие, это дело принципа и даже чести. Ведь когда такое произошло однажды, это ещё можно попытаться списать на недосмотр. Но дважды — тут уже сложно поверить.

Остальные покупатели FSC-сертифицированного сырья — от производителей туалетной бумаги до производителей напольных покрытий и тетрапаков — тоже должны начать задавать вопросы FSC. Ведь когда экомаркировка минимум дважды, причём по-крупному, скомпрометировала себя, они уже не могут использовать её как конкурентное преимущество и не могут быть уверены, что их туалетная бумага с маркировкой FSC произведена из законного сырья. Кто знает, вдруг для неё вырубили заповедный лес в Сибири?

Задавать вопросы FSC должны и другие сертифицирующие органы, поскольку нередко известные во всём мире системы экосертификации вносят в свои стандарты требование к происхождению сырья — оно должно быть сертифицировано как раз по стандартам FSC или PEFC. Очень надеюсь, что и наш «Листок жизни» не останется в стороне и начнёт задавать вопросы, поскольку в их стандартах есть такие требования. Иначе зачем всё это? Зачем все эти экомаркировки? Какого чёрта?!

Выступить должны и все без исключения экоблогеры: задавать вопросы не только FSC и IKEA, но и другим производителям продукции, сертифицированной FSC, и другим сертифицирующим органам. Мы обязаны всем экосообществом задавать неудобные вопросы и требовать изменений.

Ну и, конечно, задавать вопросы и требовать изменений должны все без исключения потребители, особенно лояльные — такие, как я. Мне обидно, что компания, к которой я всегда относилась очень хорошо, оказалась замешана как минимум в двух грязных историях.

О расследовании Earthsight в Украине читайте в моей публикации «Что не так с FSC?».

Фото: Pexels // Pixabay.


comments powered by HyperComments