Экопроект «Слово пасечника»: самый сладкий экостартап года

Экопроект «Слово пасечника»: самый сладкий экостартап года

Сегодня представляю долгожданное интервью с Петром Любимовым, проект-менеджером самого сладкого российского экостартапа этого года — компании «Слово пасечника». Целых два часа мы с Петром говорили о пчёлах, этичных способах получения воска, качественном мёде и глобальной миссии экостартапа.

Идея рассказать своим читателям об этом проекте родилась, когда у меня в руках оказалась баночка с мёдом, сделанная из пчелиного воска. Только из воска, на 100%, без грамма химических добавок. Можете представить такое?! Добравшись до содержимого банки, я поняла: этот вкусный и ароматный мёд покорил моё сердце.

Естественно, мне тут же захотелось узнать больше о «Слове пасечника». В интервью, которое получилось большим, но очень интересным, Пётр делится планами, идеями и даже некоторыми секретами. Приятного чтения!

Петр Любимов, экостартап «Слово пасечника»

Петя, расскажи, как родился проект?

Сначала появилась идея осмысленного бизнеса. Хотелось сделать проект, который повлиял бы на экологическую ситуацию в целом, стал мировым. И как раз у «Слова пасечника» есть для этого все шансы. Во-первых, мёд — природный суперфуд, который существует давно и благотворно влияет на здоровье. Во-вторых, он упакован в банку из натурального воска. Мы создали продукт, экологичный по своей природе.

А откуда взялось название?

Когда Дмитрий Карпуничев, один из создателей проекта, искал поставщиков качественного мёда, общался с пасечниками, на вопрос о документах один из них ответил: «Бумаги-то все есть, но слово моё крепче любых бумаг». Так родилось название. Это не значит, что мы не смотрим документы. Наоборот, у нас свой контроль качества: выезжаем на пасеки, проверяем ветеринарные сертификаты, результаты лабораторных анализов. Кроме того, для нас важно, как обращаются с пчёлами. Мы поддерживаем этичное пчеловодство.

Проект «Слово пасечника»

Какой смысл вы вкладываете в это понятие?

Одна из глобальных целей, которые мы ставим перед собой, — остановить происходящее сегодня вымирание пчёл. Почему-то никто не говорит о том, что если все они погибнут, то через непродолжительное время не станет и человечества. В нескольких провинциях Китая пчёл уже нет, там люди сами опыляют растения, но, как бы они не старались, это удаётся им не самым лучшим образом.

Пчёлы опыляют растения, включая сельскохозяйственные культуры. Остановка процесса приведёт к глобальному продовольственному кризису на планете.

Почему гибнут пчёлы?

Точную причину пока никто назвать не может, но очевидна связь с промышленным пчеловодством. Взять, к примеру, США. Там промышленная пасека состоит из нескольких тысяч ульев — и попробуй за каждой пчелиной семьёй так ухаживать, как делают в России. В погоне за прибылью пчеловоды промышленных пасек механизируют процесс. Основной источник их дохода — опыление плантаций культурных растений. Пчёл приходится возить на большие расстояния, а это антисанитарные условия и сильный стресс для насекомых.

И это только начало. Попадая на плантацию, пчёлы собирают пыльцу и нектар, отравленные химикатами, которые применяются для защиты растений от вредителей. Этим они кормят своё потомство, в результате иммунитет слабеет. Положение усугубляет однообразный корм — вокруг только один вид растений.

При сборе мёда много пчёл гибнет в механизмах, ульи плохо очищаются. Для лечения пчёл применяются химикаты, практикуется кормление сахарными сиропами. Пчёлы улетают из улья и не возвращаются. Всё это — не этичное пчеловодство.

Такие промышленные пасеки каждый год теряют от 30 до 70% пчелиных семей — их владельцы ломают голову над проблемой, но не видят или не хотят принять то, что очевидно нашим пчеловодам. К сожалению, так там построено производство мёда. В России же ситуация другая — у нас по-прежнему распространено традиционное пчеловодство.

То есть в России нет подобных промышленных ферм?

В России в силу определённых экономических и социальных причин, а также, вероятно, из-за другого менталитета, такие пасеки пока не появились. Будем надеяться, и не появятся. У нас используются принципиально другие методы — кочевого пчеловодства. Наш пчеловод заботится о пчёлах, так как рассчитывает на долгосрочную перспективу, а потеря целого улья ощутима даже на очень большой пасеке.

Что касается методов извлечения мёда, у нас пчёл стараются не тревожить, именно с целью сохранить им жизнь. Стараются ни одной не придавить, дымом сильно не закурить и не нарушить микроклимат улья. А это однозначно только ручной труд с пониманием всего жизненного цикла пчелиной семьи, ведь это единый организм.

Мед «Слово пасечника»

Что говорят о проекте веганы? Они ведь называют пчеловодство чуть ли не рабским трудом пчёл.

Есть негативные отзывы, но в основном это происходит от непонимания жизненного цикла пчёл и истории пчеловодства как таковой. По сути, пчелиная семья на современной пасеке бессмертна. Пчёлы — они как клетки в организме: живут от 21 до 60 дней, и им на смену приходят новые. Каждую осень пчёлы убивают всех трутней, чтобы не кормить их зимой. С разной периодичностью у разных пород происходит смена королевы — их общей матери. Они всё время строят соты из воска, собирают мёд и пыльцу, стараясь заполнить весь объём улья. Если хватает места, они очень быстро выводят много здорового потомства, а когда место заканчивается, семья делится — и старая матка улетает со взрослой и пожилой частью роя, освобождая место молодым.

Человек образовал симбиоз с пчёлами. Он создаёт для них комфортные условия жизни, защищает от врагов (шершней, грызунов, медведей, паразитов), разрабатывает щадящие методы пчеловодства, чтобы меньше тревожить пчёл. Правда, порой это принимает странные формы. Например, пластиковые ульи или соты. Из таких мёд вытекает сам, если повернуть кран.

Как же они, бедные, в пластике живут?

В том-то и дело! Они не могут вырабатывать привычное количество воска, а для них это жизненная потребность. Представляешь, в каком они шоке: всегда был дом из воска, а теперь… Есть и ещё ряд причин, почему это плохо. Мы не сторонники подобных технологий, наши пчеловоды не держат пчёл в пластике. Только честное уютное дерево и льняные холстики.

Мед «Слово пасечника»

Конечно, мы понимаем, что наша технология ещё не совершенна, есть, к чему стремиться, вместе с тем мы стараемся изменить ситуацию в лучшую сторону. Идея в том, что повышение спроса на воск будет побуждать к этичному пчеловодству. Поэтому и открываем технологию, чтобы её улучшали, чтобы она стала мировой. И начало ей положено в России. Хотим показать всему миру, что здесь тоже стартуют классные идеи.

Сколько времени ушло на создание упаковки?

Около восьми месяцев — воск очень непривычный материал. Но на этом разработка не завершилась. Просто мы получили продукт и поняли, что с ним можно выходить на рынок. На самом деле, идея ведь не нова — попытки сделать подобный продукт уже были. Однако наладить серийное производство никому не удавалось, были серьёзные недочёты.

То есть вы попробовали, и результат не понравился?

Да, та технология сложнее, а значит дороже, и не обеспечивает должной прочности и герметичности. Наше же основное требование — банка должна без повреждений пройти путь от производства до человека, а ещё перед этим она какое-то время постоит на полке в магазине. Так вот, та технология испытания не прошла. И начались долгие пробы — всего прототипов было больше двадцати. В итоге получилась упаковка, которую мы используем сейчас.

Экопроект «Слово пасечника»

Она отлично выглядит с точки зрения дизайна — шестигранник, пчелиные соты, и технически выполнена очень грамотно. Нам нужна была крышка с резьбой, причём зазор должен был быть таким, чтобы крышка не болталась и в то же время не прилипала. Мы её сделали. Плюс есть мембрана из воска под крышкой, защищающая мёд от любых внешних воздействий.

И что, совсем-совсем ничего не добавляете в воск?

Нет, не добавляем. Это чистый воск.

Насколько трудоёмкий процесс — создание банки?

Сейчас производственная линия выстроена наилучшим образом. Сбор мёда, создание баночки, фасовка — только ручной труд. Трудоёмко, но оно того стоит. Баночки производим в деревне во Всеволожском районе, пасеки же находятся на Алтае, в Удмуртии, Краснодарском крае, Татарстане. Но мёд пока фасуем только алтайский.

Экологичный стартап «Слово пасечника»

Мёд с Алтая везут во Всеволожск. В процессе перевозки соблюдаются условия хранения? Как потребитель может быть уверен, что мёд не нагревается?

Условия обязательно соблюдаются — мы работаем с проверенной транспортной компанией. На пасеке мёд после качки сразу разливается по транспортным ёмкостям из пищевого пластика и помещается в прохладный склад. При перевозке сохраняется температурный режим. Затем мёд оказывается на нашем складе. Большой плюс в том, что воск и мёд — природные антисептики.

Гарантия того, что наш мёд не нагревался — слово пасечника! В восковую банку нельзя лить горячий мёд, она поменяет форму. На промышленных фасовочных линиях происходит нагрев до 70 градусов, а воск плавится при температуре свыше 60 градусов.

Где берёте воск?

Покупаем у наших поставщиков мёда, а они закупают его в сезон у своих знакомых пчеловодов. Там целые сообщества — меняются между собой мёдом, технологиями, помогают друг другу продать излишки. Мы даём хорошую цену за чистый качественный воск.

Сегодня в России производится воска на 15 миллионов баночек в год, а наша страна — это 4% от мирового производства мёда.

Если в один прекрасный день воск закончится?

Пока всё хорошо. Но мы понимаем, что наступит момент, когда могут возникнуть проблемы. И тут снова включаются причинно-следственные связи. Мы видим интерес к технологии производства баночек со стороны пчеловодов. В конце июля мы открываем технологию, чтобы её дорабатывали, упрощали, делали дешевле. И как только за это возьмутся другие, станет больше пасек, пчёл, а значит, увеличится и количество производимого ими воска. Вопрос в другом: как контролировать, стимулировать этичное пчеловодство? Но этим мы тоже планируем заниматься.

Мёд «Слово пасечника»

А вдруг появятся подделки? Начнут примешивать что-нибудь к воску, испортят идею.

Мы сможем контролировать только свою франшизу. Тот же, кто возьмёт технологию и откроет своё производство, — уже другая история, и работа для наших юристов. Но, поверь, это довольно быстро откроется и к нашему продукту отношения иметь не будет.

Кто сможет наладить производство восковых банок? Обычный пасечник в деревне? Я? Нужны особые навыки, знания?

Абсолютно любой человек. Сначала мы откроем технологию, покажем основной принцип создания, а к октябрю сможем обучить процессу от начала до конца. Как франшизу мы будем продавать саму производственную линию. Так что любой человек, который ищет, чем заняться, как в хорошем смысле изменить мир, какую перспективную нишу занять на рынке, — для него наша технология может стать первым шагом к собственному этичному бизнесу.

С фермерами общались?

Интерес есть, они сами к нам обращаются. Вообще мы развиваемся поэтапно. Сначала создали готовый продукт — мёд в баночке. Сейчас активно его продвигаем: уже продаём в «Гирлянде», ведём переговоры с «Азбукой вкуса», «Глобус Гурмэ» — премиальными сетями, которые нам интересны. Жаль, что из Петербурга ушла LavkaLavka, теперь они есть только в Москве, но мы продолжаем переговоры. Надеемся, что в августе их контроль качества приедет на пасеки с проверкой — это будет дополнительным гарантом качества нашего продукта. Следующий же этап — продажа пустых баночек. Уже есть клиенты, которые стоят в очереди на их покупку.

Натуральный мед «Слово пасечника» в упаковке из пчелиного воска

А если купят банки и зальют туда плохой мёд?

На данном этапе нет. Мы оцениваем компанию, её продукцию, смотрим на отзывы потребителей о продукте.

Какие требования предъявляете к поставщикам мёда?

Прежде всего, этичное пчеловодство — мы лично проверяем, как обращаются с пчёлами, причём делаем это несколько раз. Естественно, смотрим документы, которые должны быть у производителя мёда. К тому же нам важно, что за человек сам пасечник. Первых партнёров мы нашли через знакомых. Знакомые знакомыми, но нам было важно проводить контроль качества — и дальше без этого никуда. Мы создаём определённый стандарт качества, которому готовый продукт и сама пасека должны будут соответствовать.

Сейчас вместе с пчеловодами мы разрабатываем что-то вроде кодекса этичного пчеловодства и систему сертификации пасек. Производители с большей охотой закупают сырьё у проверенных (сертифицированных) поставщиков. Это дополнительный плюс к популярности среди покупателей.

Ваш мёд отличается от остального? Вкуснее? Полезнее?

Конечно! Алтайский мёд по праву считается лучшим, там самая богатая палитра медоносов. А наша упаковка защищает мёд от его главных врагов: высокой температуры (выше 35 градусов), солнечного света и кислорода. Как я уже сказал, на промышленных предприятиях любой мёд фасуется с нагревом. В нём не остается ничего полезного, а зачастую даже образуется вредное вещество с трудно произносимым названием. Чтобы такой мёд лучше продавался, его фасуют в прозрачную тару — стекло или пластик. Как видишь, одни минусы: нагрели, засветили, да и куча мусора на выходе.

Какую температуру выдерживает банка?

Мы рекомендуем не нагревать выше 35 градусов, но и до 40 она сохраняет форму. При 60 же градусах растекается. Мы знаем, как изменить технологию, чтобы банка выдерживала более высокую температуру, это требует примесей — природных, но дорогих. Если сделаем, банка будет стоить дороже, так что пока не меняем технологию.

Мед в банке из воска «Слово пасечника»

И всё же люди могут купить хороший мёд дешевле. Да, в пластике или в стекле, и тем не менее. На какую аудиторию вы рассчитываете?

Во-первых, достаточно посмотреть на реакцию людей, когда они впервые видят наш продукт. Это wow-эффект. «Это действительно воск? Это можно понюхать? Ой, а это открывается? Какая клёвая идея!». И неважно, какой достаток у человека, — мёд абсолютно на всех производит впечатление. Такой подарок хотел бы получить каждый. Сейчас, кстати, покупают в основном в подарок.

Многим нравится идея проекта: экологичность, этичное производство. Это осознанные потребители. Они знают, что такое раздельный сбор отходов, выступают против тестов на животных. Мы делаем мёд для людей, которые ценят качественные продукты.

Где сейчас можно купить мёд?

Купить можно у нас — через группу Вконтакте, написать в личные сообщения, на почту. В магазинах сети «Гирлянда» мы теперь тоже представлены. Можно поддержать проект на Boomstarter, среди вознаграждений спонсорам есть и баночки с мёдом.

Мёд «Слово пасечника» в восковой упаковке

А крышечку из воска можно есть?

(пока говорили, Пётр открыл банку с мёдом) Воск переваривается в организме человека в разумных количествах. Её можно пожевать, но лучше не глотать. Хотя ничего страшного не случится, конечно, — даже если ребёнок съест кусочек, не стоит беспокоиться. Есть такой продукт — забрус, он очень полезен для дёсен.

Пчелиный забрус получают в результате обрезки восковых крышечек запечатанных сотов во время отбора мёда на пасеке.

Что делать с баночкой, когда мёд съеден?

Была идея, что человек может вернуть её нам на переработку, но столкнулись с проблемами. Первая — в домашних условиях в воск можно случайно добавить вредную примесь, тогда мы рискуем испортить большое количество сырья при перетопке. Пока не придумали, что с этим делать. Вторая проблема — сам процесс сбора баночек, он удорожает наш продукт, а далеко не все захотят доставлять пустые нам обратно. Может быть, в ближайшее время запустим производство восковых свечей и обе эти проблемы решим.

Если говорить о других способах использования, из двух баночек можно сделать свечу. Просто растапливаешь одну банку на водяной бане и заливаешь воск в другую, поместив туда фитиль. Получается отличная свеча с натуральным ароматом. Кстати, фитиль идёт в одной из версий упаковки. А ещё в банке можно хранить продукты, например, орешки — они насыщаются ароматом. Можно дать ребёнку для лепки вместо пластилина.

Мед «Слово пасечника»

Не все люди будут заморачиваться — кто-то просто выбросит банку в мусорное ведро.

Конечно, не хотелось бы, чтобы выбрасывали. Но даже если это произойдёт, или человек случайно оставит банку, к примеру, в лесу, не страшно. Она быстро разрушается в природе, без выделения токсинов, не загрязняя окружающую среду.

Расскажи о ваших планах на ближайшее время.

О, планы глобальные! Хотим построить адаптивное поселение для сотрудников и тех, кому наши идеи близки. Комфортное жильё и рабочие места в лесу, на берегу озера, со всеми удобствами, к которым мы привыкли, вроде wi-fi, душа, кино и т.д. Уже даже присматриваем участок в Карелии. Мы намерены создать устойчивое сообщество осознанно живущих людей — бизнесменов, семей, развивающихся вместе, поддерживающих друг друга и при этом не отрешившихся от действительности. Есть практический опыт, и мы уверены в успехе.

То есть не в лаптях и не как у Грибоедова: «в деревню, в глушь, в Саратов»?

Нет, мы не бежим от города, а улучаем свои условия жизни. Берём лучшее от деревни и от города. Это будет современное экопоселение для обычных людей, которые хотят пользоваться интернетом, смотреть хорошее кино — в общем, жить, как они привыкли, но не в городе, а ближе к природе. При этом они смогут за пару часов доехать до города на машине.

Люди будут там жить, делиться друг с другом опытом в бизнесе, маркетинге, написании текстов, кто-то будет развивать органическое земледелие. Основная идея — создать своего рода мозговой центр, где в комфортной атмосфере люди будут творить, создавать масштабные проекты.

В поселении можно будет провести выходные или переехать жить всей семьёй. Мы создадим управляющую компанию, которая займётся благоустройством, развитием территории и подшефных локальных бизнесов. Первый в списке — показательная пасека этичного пчеловодства. Желающие смогут посетить её, увидеть все процессы. Подобных идей у нас уже огромное количество.

Вернёмся к «медовому стартапу». Вы открываете технологию, и что происходит? Появляются конкуренты?

Когда кто-то покупает технологию, он становится соратником, двигает нашу же идею, так что никакой конкуренции. Они будут двигаться в своём направлении, мы в своём, при этом продолжим делиться технологиями, поддерживать друг друга.

Мед «Слово пасечника» в банке из воска

Мёд пока только алтайский?

Будет много разных! Наша мечта — собрать полную коллекцию российского мёда, это больше двухсот сортов. А начали с алтайского, потому что он больше всего нравится нам самим и нашим покупателям.

Слышала, что подумываете об экоупаковке для натуральной косметики.

Да, есть частные производители натуральной косметики, которые ищут экоупаковку для своих средств. Интересная идея. Вообще упаковка для мёда — первое, с чего мы начали, но о косметике тоже сразу задумались. В будущем, возможно, уйдём от воска. Кто знает, может найдём еще более экологичный и дешёвый материал. В планах на ближайшее будущее — растительная упаковка, которую не делают, а выращивают.

Мед «Слово пасечника»

Ваша глобальная цель: как хотите изменить мир?

Уменьшить количество отходов прежде всего. 60% мусора на свалках — это обычная упаковка продуктов: стеклянные банки, пластик всех возможных видов. И если сама упаковка изначально будет экологичной, 100% биоразлагаемой, это позволит повлиять на ситуацию и уменьшить количество мусора, который отравляет почву, воду. Вообще же цель — до 2035 года полностью решить проблему мусора, наладить систему переработки и вторичного использования отходов?. Мы намерены максимально вытеснить пластик, металл, стекло с рынка. Насколько возможно сделать, настолько и сделаем. Любой процент это победа.

Размещение нашего проекта на Boomstarter — отличный способ проверить, насколько интересна идея, нужен ли такой продукт людям. Здесь они не просто делают репосты, они финансируют. Мы уже собрали необходимую сумму — всего за две недели! И люди продолжают нас финансировать, так что интерес явно есть.


comments powered by HyperComments